Самое красивое стихотворение Булата Окуджавы, по вашему мнению.

Самое красивое стихотворение Булата Окуджавы, по вашему мнению.

  1. ***

    Любовь и разлука

    Еще он не сшит, твой наряд подвенечный,
    И хор в нашу честь не споет…
    А время торопит — возница беспечный, —
    И просятся кони в полет.
    Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга,
    Не смолк бубенец под дугой…
    Две вечных подруги — любовь и разлука —
    Не ходят одна без другой.

    Мы сами раскрыли ворота, мы сами
    Счастливую тройку впрягли,
    И вот уже что-то сияет пред нами,
    Но что-то погасло вдали.

    Святая наука — расслышать друг друга
    Сквозь ветер, на все времена…
    Две странницы вечных — любовь и разлука —
    Поделятся с нами сполна.

    Чем дальше живем мы, тем годы короче,
    Тем слаще друзей голоса.
    Ах, только б не смолк под дугой колокольчик,
    Глаза бы глядели в глаза.

    То берег — то море, то солнце — то вьюга,
    То ангелы — то воронье…
    Две вечных дороги — любовь и разлука —
    Проходят сквозь сердце мое.

    1982

    ***

    В земные страсти вовлеченный

    В земные страсти вовлеченный,
    я знаю, что из тьмы на свет
    однажды выйдет ангел черный
    и крикнет, что спасенья нет.
    Но простодушный и несмелый,
    прекрасный, как благая весть,
    идущий следом ангел белый
    прошепчет, что надежда есть.

    1989

    ***

    Виноградную косточку в теплую землю зарою,
    И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,
    И друзей созову, на любовь свое сердце настрою,
    А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

    Собирайтесь-ка гости мои на мое угощенье!
    Говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву.
    Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешенья,
    А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

    В черно красном своем будет петь для меня моя Дали,
    В черно белом своем преклоню переднею главу,
    И заслушаюсь я и умру от любви и печали,
    А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

    И, когда заклубится закат, по углам заметая,
    Пусть опять и опять проплывут предо мной наяву:
    Белый буйвол, и синий орел, и форель золотая,
    А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

    _

  2. Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем,
    у каждой эпохи свои подрастают леса…
    А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем
    поужинать в Яр заскочить хоть на четверть часа.

    Теперь нам не надо по улицам мыкаться ощупью.
    Машины нас ждут, и ракеты уносят нас вдаль…
    А все-таки жаль, что в Москве больше нету извозчиков,
    хотя б одного, и не будет отныне… А жаль.

    Я кланяюсь низко познания морю безбрежному,
    разумный свой век, многоопытный век свой любя…
    А все-таки жаль, что кумиры нам снятся по-прежнему
    и мы до сих пор все холопами числим себя.

    Победы свои мы ковали не зря и вынашивали,
    мы все обрели: и надежную пристань, и свет…
    А все-таки жаль иногда над победами нашими
    встают пьедесталы, которые выше побед.

    Москва, ты не веришь слезам это время проверило.
    Железное мужество, сила и стойкость во всем…
    Но если бы ты в наши слезы однажды поверила,
    ни нам, ни тебе не пришлось бы грустить о былом.

    Былое нельзя воротить… Выхожу я на улицу.
    И вдруг замечаю: у самых Арбатских ворот
    извозчик стоит, Александр Сергеич прогуливается…
    Ах, нынче, наверное, что-нибудь произойдет.

  3. В нашей жизни, прекрасной, и странной,
    и короткой, как росчерк пера,
    над дымящейся свежею раной
    призадуматься, право, пора.

    Призадуматься и присмотреться,
    поразмыслить, покуда живой,
    что там кроется в сумерках сердца,
    в самой черной его кладовой.

    Пусть твердят, что дела твои плохи,
    но пора научиться, пора
    не вымаливать жалкие крохи
    милосердия, правды, добра.

    Но пред ликом суровой эпохи,
    что по-своему тоже права,
    не выжуливать жалкие крохи,
    а творить,
    засучив рукава.

  4. Музыкант играл на скрипке. Я в глаза его глядел.
    Я не то чтоб любопытствовал — я по небу улетел.
    Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
    Как умеют эти руки эти звуки извлекать.

    Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
    Из какой-то там фантазии, которой он служил.
    Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь…
    А чего с ней церемониться? Чего е беречь?

    Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь
    И вселяет в нас надежды… Остальное как-нибудь.
    Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
    По чьему благословению я по небу лечу.

    Счастлив тот, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер —
    Музыкант соорудивший из души моей костер…
    А душа, уж это точно, ежели обожжена,
    Спаведливей, милосерднее и праведней она!

  5. Я люблю песню на стихи Булата Окуджавы
    Кавалергарды, век не долог,
    И потому так сладок он.
    Поет труба, откинут полог,
    И где-то слышен сабель звон.
    Еще рокочет голос струнный,
    Но командир уже в седле…
    Не обещайте деве юной
    Любови вечной на земле!

    Течет шампанское рекою,
    И взгляд туманится слегка,
    И все как будто под рукою,
    И все как будто на века.
    Но как ни сладок мир подлунный —
    Лежит тревога на челе…
    Не обещайте деве юной
    Любови вечной на земле!

    Напрасно мирные забавы
    Продлить пытаетесь, смеясь.
    Не раздобыть надежной славы,
    Покуда кровь не пролилась…
    Крест деревянный иль чугунный
    Назначен нам в грядущей мгле…
    Не обещайте деве юной
    Любови вечной на земле!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *